Логін:
Пароль:
Реєстрація
Забули свій пароль?
Увійти як користувач:
Увійти як користувач
Ви можете увійти на сайт, якщо ви зареєстровані на одному з цих сервісів:

 


   

ПОНЕДІЛОК, 23 ЖОВТНЯ 2017 р.
ПРИВАТНА ГАЗЕТА ЗАСНОВАНА 26 ГРУДНЯ 1992 р.
19.06.2015

ПОЧАТИ ЖИТТЯ СПОЧАТКУ

20 ЧЕРВНЯ - ВСЕСВІТНІЙ ДЕНЬ БІЖЕНЦІВ

Вони стали біженцями у своїй же країні. Через події на Донбасі тисячі українців змушені залишити рідні міста з надією опинитися в середовищі, де їхні діти матимуть можливість жити під мирним небом, носити національний одяг і просто не боятися бути патріотами. Майже тисячу переселенців сьогодні знай­шли притулок на Кам’я­неччині.

«ДО СИХ ПОР ПРОТИВНО ОТ БЫТОВОГО СЕПАРАТИЗМА
И АНТИУКРАИНСКОЙ МЕРЗОСТИ»

Ірина Онищенко з дітьмиЗ окупованого Маріуполя до мирного Кам’янця журналістка Ірина ОНИЩЕНКО приїхала понад рік тому. Втративши роботу і власну справу, жінка зрозуміла, що під загрозою не лише особиста безпека, а й безпека її дітей - 11-річної Лади та 6-річного Любомира.
- В Каменец мы попали совершенно случайно, - розповідає Іра. - Из Мариуполя выехали на момент оккупации, потому что была серьезная опасность. Мало того, что меня знали как активного проукраинского журналиста, меня еще и угораздило пойти работать пресс-секретарём в штаб партии, которая занимает проукраинскую позицию. Вскоре штаб «накрыли» ДНРовцы. Я тут же решила выехать из города с детьми: мой непо­средственный руководитель провел в плену два месяца, его семье пришлось продать дом, чтобы его выкупить. У меня же «лишних» домов нет. Собрали один чемоданчик на троих, искренне полагая, что весь этот цирк продлится недолго. Пару месяцев пожили у друзей в Харькове, но ситуация в городе к лучшему не изменилась. Куда даль­ше ехать - мне было все равно: я рассматривала предложения волонтерских организаций по пре­доставлению жилья, но вовремя подвернулся Каменец - дочери предложили путевку в Маков, в лагерь для детей-переселенцев.
Затишний Кам’янець-Поділь­ський прийняв сім’ю зі cходу привітно. Вже в перший день їх влаштували в гуртожиток, дітей без проблем прийняли до школи та садка.
- К нам отнеслись очень хорошо. Социальные службы сработали опе­ративно: нас не бросили под открытым небом, не заставили собирать кучу справок, а уже через пару часов после нашего внезапного появления соцработник вела нас за ручку в общежитие.
Парадоксально, но первое впечатление о городе сложилось не самое радужное: в Интернете я видела вдохновляющие картинки с Каменцем - крепость, Старый город, фестивали и воздушные шары. Однако, когда мы с детьми, сойдя с автобуса, решили перекусить и зашли в первое попавшееся кафе, то нам «повезло» услышать радио «Шансон» с «блатняком», отведать растворимого кофе в пластиковых стаканчиках и ощутить хамоватое отношение к клиентам - словом, увидели все «прелести» совкового сервиса... Откровенно говоря, я очень идеализировала Западную Украину, поэтому не ожидала по­доб­ного. Мы думали, что уехали от таких явлений, как русская попса, российские каналы, шансон в маршрутках и всякая пророссийская ерунда. Нет, не удалось нам от этого убежать. Отрадно, что первое впечатление оказалось ложным - Каменец мы полюбили всей душой и даже рассматриваем вопрос о том, чтобы продать свою квартиру в Мариуполе и приобрести жильё здесь.
Нам очень нравится сам факт «туристичности» города, фестивали, наличие мультикультурности, мультиязычности. Приятно, что абсолютно мирно в городе «уживаются» украинский, русский, польский языки. Нравится, что над нашим арендованным домом в Зиньковцах воздушные шары пролетают. Когда их много, и они разноцветные, да еще прямо над твоей крышей - это, конечно, восторг непередаваемый.
У незнайомому місті Ірина не розгубилася. Знайшла в собі сили, натхнення та енергію, аби почати все спочатку - влаштуватися на роботу, облаштувати житло, знайти нових друзів.
- Проблем с трудоустройством не было. Я сразу устроилась на работу, но и журналистику не забросила - работала дистанционно, - ділиться Ірина. - Нужно отметить, что сейчас я на пороге больших перемен в жизни - открыла своё дело: занимаюсь дизайном и компьютерной вышивкой. В Мариуполе, кстати, у меня тоже был свой бизнес, который разрушили «вежливые люди». У нас с партнерами была детская развлекательная комната с батутом, попкорном, играми, куколь­ным театром. Летом мы стояли на побережье, а зимой арендовали помещение. Когда боевики захватили город, кто-то им слил базу предпринимателей, и они начали распространять «постановление ДНР» (мятые листовки со сма­занным текстом), заставляя предпринимателей платить налоги не Украине, а руководству ДНР. Когда мы сказали свое «фэ» этим людям, нам просто разбили помещение, раскурочили почти до винтиков автомобиль партнеров. Булыжником, в жилом доме, среди белого дня. Милиция посочувствовала и посоветовала «держаться». И мы «держались» - распродали оборудование, чтобы отдать долги за помещение, и разъехались...
Многократно всплывали случаи, когда беженцы представали, мягко скажем, не в лучшем свете. Мне стыдно за такие инциденты, по­этому я уже давно себя беженкой не называю. Мы считаем себя «нью каменчанами». Я бы даже не назвала свой переезд бегством от войны. В принципе, вопрос о смене места жительства назрел уже давно - задолго до военного конфликта стало просто противно жить в окружении «ватников», потому что этот конфликт раскачивался не один месяц и очень профессионально.
К примеру, подключаешь ты себе кабельное телевидение, а у провайдеров акция - «20 российских телеканалов в подарок». Приходишь в магазин за зубной пастой, а тебе навязчиво рекомендуют «хорошую российскую», которая и отбеливает, и пахнет лучше отечественной украинской. Местные СМИ массово скупались пророссийскими владельцами, стало в разы больше российских куль­турных мероприятий, товаров, книг. Я не далекий от политики человек и могу эти механизмы понять. На мой взгляд, нынешний конфликт - это мастерски срежиссированное и тщательно подготовленное мероприятие. Поэтому и сейчас настрое­ния в городе - 60 на 40. Всё-таки люди смотрят российские каналы и о ситуации, которая происходит у них под боком, судят с точки зрения российской пропаганды.
Почавши нове життя у Ка­м’янці, Ірина не впевнена, що колись зможе повернутися до рідного їй міста, в якому через свою позицію почувалася некомфортно.
- Мы долго думали, вернемся ли когда-нибудь в Мариуполь, и пришли к выводу, что, скорее всего, нет. Ментально мне будет так же противно. Я взвешиваю свои впечатления и понимаю, что как была там горстка проукраинских активистов, как чувствовали мы себя там диаспорой, так по сей день всё и осталось. Патриоты в Мариуполе - это, в основ­ном, молодежь, активные сту­ден­ты, которые, так или иначе, оттуда уедут. Нас слишком мало, чтобы в городе-полумиллионнике представ­лять реальную силу. Уйдут военные из Мариуполя - и всё вернётся на круги своя, на мой взгляд. Очень надеюсь, что я ошибаюсь. Верю, что когда-нибудь бабушки у подъездов «фашистами» станут называть российских оккупантов, а не ребят-защитников.
Мовних проблем у Ірини та дітей не виникало ніколи - від початку білінгвістичні, вони вільно володіють і українською, і російською мовами.
- Я не подарю русский язык россиянам, это было бы глупо, - розмірковує філолог за освітою Ірина. - Отказаться сейчас от русского языка для меня - это, фактически, преподнести бывшим «братьям» огромный подарок. Во-первых, русскоговорящие украинцы - ничуть не меньше украинцы, чем любые другие. Доказывать свою «украинскость» у меня нет нужды. Во-вторых, «українська мова» для меня, как вышиванка: я её люблю, свободно владею, пользуюсь по ситуации или когда душа пожелает, но «носить» её каждый день не считаю жизненной необходимостью. И в-третьих, это самое важное: язык не является индикатором политических, идеологических или каких-либо других взглядов. Знаете, скольких украиноязычных граждан, поддерживающих сепаратистские взгляды, я встретила в Каменце? Это был «разрыв шаблона», как принято говорить.

«МЫ ВЫНУЖДЕНЫ УЕХАТЬ ИЗ ДОНЕЦКА, ПОСКОЛЬКУ
ВЫСТУПАЛИ ЗА ЕДИНСТВО УКРАИНЫ»

Патріотичні гасла «Слава Україні! Героям Слава!», «Україна - понад усе!» вигукують під час прогулянки маленькі переселенці зі сходу. До Кам’янця родина ПАНЬКІВ із Донецька переїхала в лютому цього року й за цей час уже встигла полюбити і місто, і його мешканців. Єдине, до чого важко звикнути родині, - жахливі дороги, маршрутки та зубожілі медзаклади.
- Мы были вынуждены уехать из родного города, поскольку выступали за единство Украины, - розповідає голова родини Герман Панько. - За слова «Слава Украине!» и украинскую ленточку там могли запросто убить, и это правда. Я убежден, что волнения провоцировали не столько местные, большинство которых симпатизировали не так России, как СССР, сколько приезжие из Ростовской области. Я видел, как топтали флаг ФК «Шахтер», принимая его за украинский. Хотя, каких бы политических взглядов не придерживались жители Донбасса, топтать флаг «Шахтера» никто б не стал. Видел предательство со стороны донецкой власти, милиции, прокуратуры и СБУ.
Родина ПаньківЗа мир та спокій патріоти з Донеччини щодня молилися на площі Конституції. На молитовні майдани щовечора збиралися віруючі різних релігійних конфесій, окрім прихильників московського патріархату.
- Вскоре начались гонения и на наш молитвенный майдан. 14 человек пострадали от рук террористов. К нам подходили сотрудники СБУ и говорили, что после молитвы мы должны снять украинскую ленточку, иначе будут проблемы. Потом нападали, разносили палатки, переворачивали кресты. Когда приняли конституцию ДНР, государственной религией признали только православие московского патриархата. Остальные оказались вне закона. Тогда начали захватывать церкви Киевского патриархата, протестантские, убивать и издеваться над священниками. Поскольку у меня трое маленьких детей, и я пастор Евангелической реформаторской церкви (историческая протестантская церковь), то решением синода мою семью отправили в Каменец-Подольский.
Здесь люди более приветливые, отзывчивые и открытые для общения. Куда бы мы ни обратились, всюду нам помогали. Семилетний Саша уже закончил первый класс НВК №3. Учителя и одноклассники приняли его очень хорошо. И хотя в материальном плане школы Донецка побогаче, но что касается человеческого фактора, то Каменец более богатый город. Четырехлетнего Вову без проблем приняли в садик «Айболит». А Даня, которому только год и 10 месяцев, пока еще дома.
Герман та Інна винаймають житло на вул.Пановецька і поступово розширюють коло друзів. Завдяки волонтерам і Центру допомоги переселенцям, вони швидко пристосувалися до нових умов.
- Я общаюсь с переселенцами, которые живут в Каменце и ближних селах. В основном, они имеют проблемы материального характера - работа, жилье. На первые полгода жителям с востока выделяется государственная субсидия для аренды жилья, а дальше начинаются трудности.
Та, навіть опинившись у нелегких життєвих обставинах, родина Паньків і сама долучається до волонтерського руху.
- С местными волонтерами у нас дружеские отношения. Мы стараемся помогать семьям участников АТО. Также сотрудничаем с разными волонтерскими организациями и занимаемся благотворительностью в Каменце. Силами волонтеров и нашей церкви раздали витамины для детей, кремы для бритья военным. А недавно получили вещи, средства гигиены, памперсы, которые из Лондона направили переселенцы из Донецка.
Наразі повертатися до окупованого Донецька родина не планує, хоча мріє про його звільнення.
- То, что сейчас происходит в ДНР и ЛНР, - это беспредел! Когда я вижу, как там детей одевают пионерами, я в шоке. Часто люди забывают, чему нас учит история. Был же такой пионер Павлик Морозов, который за кусок красной тряпки продал всю свою семью.
Надеюсь, что в украинском Донецке будет мир, и мы сможем навестить родителей. Донецк - красивый город, и там много хороших людей. А пока что готовы послужить обществу Каменца.

Автор:  Галина МИХАЛЬСЬКА / Тетяна ДИКА

Повернення до списку