Четвер, 09 Квітня 2020 р.
25 Жовтня 2019

ТАДЕЙ ГАНИЦЬКИЙ І ПОДІЛЛЯ

17 жовтня в мистецькому корпусі національного університету імені Івана Огієнка відбулася друга регіональна нау­ково-практична конференція «Тадей Ганицький і Поділля», присвячена 175-річчю від дня народження українського композитора, скрипаля, диригента, музично-педагогічного та культурного діяча. Першу таку конференцію проведено у жовтні 2008 року.

Тадей ГаницькийПід час пленарного засідання другої конференції було заслухано низку цікавих доповідей. Так, доктор історичних наук Лев Баженов розповів про Тадея Ганицького не як мистецтвознавець, а як історик. Особливу увагу він звернув на укладену 1913 року Гольдманом невеличку 36-сторінкову працю «Музы­каль­ная школа Ф.Д. Ганицкого (1903-1913 годы)» та єдину моно­графію доктора мистецтвознавства Володимира Іванова «Та­деуш Ганицький (1844-1937)», що побачила світ 2007 року.
Кандидат мистецтвознавства Марія Кузів розповіла про спів­працю Зденека Комінека й Та­-дея Ганицького. Директор ди­тячої музичної школи, якій 2003 року надано ім’я Тадея Ганицького, поділилась перспективами розвитку очолюваного нею закладу. Вона ж провела екскурсію кабінетом-музеєм професора Ганицького, що діє при музичній школі з 1 вересня 2017 року. Завершилася конференція чудовим концертом учнів школи імені Тадея Ганицького. Один із творів був саме Тадея Денисовича.
Головою оргкомітету був Сергій Копилов, його заступником – Іван Конет, а членами – Віктор Лабунець, Майя Печенюк, Зіновій Яропуд, Дмитро Бачинський і Тарас Пухальський.
Наведемо мовою оригіналу фрагменти книжки, укладеної 1913 року Гольдманом:
«В 1903 году Ф. Д. Ганицкий вновь выступает на арену ши­рокой деятельности – на этот раз в Каменце-­Подольском. Пере­ехать в Подолию его заставили имущественные и семейные дела. Очутившись в Каменце, Ф.Д. и здесь не хотел сидеть без рабо­ты. В его голове зароились большие планы. Чтобы привести их в исполнение, требовалось много энергии, смелости и веры в свое дело. Если сейчас Каменец в музы­кальном отношении так же отстал даже от многих провинциа­льных городов, как и в других отношениях, то 10 лет тому назад он представлял полную музыкальную пустыню. Самая мысль отк­рыть в Каменце школу показалась самонадеянной дерзостью. Вот что писали «Киев­ские отклики» через год после открытия школы:
«Господин Ганицкий встретил много препятствий со стороны здешней публики. Одна часть её мешала ему пассивно насмеш­кой, другая же активно – путем всяких инсинуаций… Некоторые преподаватели оставили его и ненавистный им Каменец, не будучи в состоянии вынести дикость местных нравов».
Ничто, казалось, не предве­щало школе успешного развития и долголетия. Но настойчивость, энергия и преданность делу Ф.Д. преодолели все препятствия. Он не испугался затруднений и уже через год, по словам тех же «Киевских откликов», «каменецкая пуб­лика не только перестала с насмешкой смот­реть на местную му­зыкальную школу, но даже дарит ей внимание и доверие». Забегая вперед, приведем признание «Подольского вестника», сделанное в 1908 году:
«Город наш весьма обязан гос­подину Ганицкому за насаждение музыки в нашем, нельзя сказать, чтобы очень музыкальном городе, и приятно видеть, что общество это оценило».
Но эта оценка явилась лишь впоследствии.
В первый же год существования школы она встретила с одной стороны холодность и недоверие публики, с другой – открытую враж­ду со стороны заинтересованных лиц. Музыкальное образование в Каменце находилось в самом печальном состоянии: званных бы­-ло много, но избранных – никого. Первая заслуга молодой школы состояла именно в том, что она привела в систему музыкальное преподавание, подняла его значение в глазах общества и, будучи доступной для небогатых людей, сделала ненужными услуги «дешевых» учителей, калечивших своих учеников.
Поставленная сразу правильно и широко, школа быстро стала приобретать симпатии широкой публики. В школе были открыты классы рояля, скрипки, пения, виолончели и декламации. В таком виде она существовала три года, все время развиваясь, о чем свидетельствуют следующие цифры: в 1903 году в школе было 60 учащихся, в 1904 году – 70, в 1905 году – 131, в 1908 г. – 141. За короткий срок число учащихся увеличилось почти в 2,5 раза. Но другие факты свидетельствуют о блестящем развитии школы, пожалуй, еще убедительней.
Могила Тадея Ганицького на кладовищі Руських фільварківВо-первых, за этот срок школа уже успела выпустить выдающего­ся скрипача Сиг. Шварценштейна.
Сиг. Шварценштейн был взят Ф.Д. Ганицким из бедной еврейской семьи. Ф. Д. воспитал его и дал ему общее и музыкальное образование. Шварценштейн рано обратил на себя внимание публики и критики. Уже в 1906 г. он концертировал во Львове и Париже, и заграничная пресса отметила его концерты с единодушной похвалой. Концерты его в Польше и Германии вызвали ряд единодушных похвал по адресу молодого скрипача и школы, из которой он вышел… «Ga­zeta Ludowa», отмечая, что «профессиональные критики причислили Шварценштейна к ряду первоклассных артистов», продолжает: «его игра служит лучшей аттестацией школы г.Ганицкого». Критик Бильчинский заявляет, что игра Шварценштейна «привела его в восторг».
В прессе мы находим десятки подобных отзывов, которые являются ценным признанием заслуг школы.
Затем привлекли внимание к школе концерты молодой певицы Марии Байер.
Из других учеников школы за это время С. Храмой был принят в Санкт-Петербургскую консерваторию (на старший курс), госпожа Раппопорт в консер­ваторию в Берлине. Ежегодно поступают в консерватории раз­ных городов и другие ученики школы.
Благодаря таким результатам, постепенно настроение общества изменилось и усилия г.Ганицкого были оценены. Городская дума ассигновала в виде субсидии школе 800 руб­лей, губернская земская управа ассигновала 8200 руб­лей на уст­ройство отделения для 12 кресть­янских детей. Последнее ассигнование особенно любо­пытно. Ф.Д. задумал провести му­зы­кальное образование из города в деревню. По тому вре­мени это был слишком смелый проект. Взять его проведение иск­лючительно на свои плечи Ф.Д.
не мог, а постановление губернской управы было опротес­товано Министерством внут­ренних дел. По этому поводу появился в прессе ряд статей, в которых проект Ф.Д. приветст­вовался, но тем не менее пришлось от него отказаться.
Далее сочувствие общества сказалось в большой посещаемости концертов и вечров,устраиваемых школой. За три года концерты дали в пользу недостаточных учеников (всех учебных заведений) и вообще бедного населения более 6000 рублей.
Общее настроение по отношению к школе нашло свое вы­ра­же­ние в следующих словах «Подольской жизни»:
«Остается пожелать, чтобы шко­ла процветала. Она для этого имеет данные, ибо во главе её стоит высо­кообразованный, серьезный учитель, которому помогают серьез­ные силы».
В это же время «Русская му­зы­кальная газета» посвятила шко­ле обстоятельную статью, ко­торая за­канчивалась «поже­ла­нием школе дальнейшего развития».
Для характеристики концертов учеников школы приведем две случайно взятые нами программы этого периода. Одну составили:
Н.Гаде (увертюра к поэме «Оссиан»), Шопен (концерт f-moll), Гайдн (Симфония d-dur), Ф. Ганицкий («В степи» и «Гре­зы»), Делиб («Piccicato» из балета «Silvia»), Мейербер (марш из «Пророка»). В другую вошли: Е.Schutt (квартет), Бетховен (Крейцеров­ская соната), Понки­елли (ария из «Джоконды»), Шуман (квинтет), Бородин (ария из «князя Игоря»), Аренский (сюита для двух роялей), Фолькман (трио), Мейербер (ария из «Гугенот»), Saint-Saens (септет).
В прессе эти концерты встретили чрезвычайно хвалебную оцен­ку. Вот первые попавшиеся отзывы.
«Публика имела перед собой не учеников, а настоящих артис­тов и принимала их очень тепло, приветствуя в их лице дирек­тора школы г. Ганицкого, сумевшего за такое короткое время сформировать талантливых исполнителей».
«Следует с благодарностью отметить умелую организацию г.Ганицким из сырого материала симфонического оркестра, который представился вполне удовлетворительным и дисциплини­ро­ван­ным под умелым управлением
такого отличного музыканта, как г.Ганицкий» (Радомир Ней­ман).
Преподавателями школы в это время состояли, кроме самого Ф.Д., Ле-Гран, Иванов-­Двинский, Лозинский, Булгаков, Мальская и Абламович».