П'ятница, 10 Квітня 2020 р.
1 Листопада 2019

ДРАМА НА НОВОМУ БУЛЬВАРІ

Щоденна газета «Подолянин», що видавалася в Кам’янці-Подільському в 1910-1917 роках, детально висвітлювала місцеве життя. Не обминула вона й драми, що сталася у квітні 1911 року на вулиці Бульварній (нині Шевченка) поблизу Нового бульвару (нині Парк Героїв Євромайдану). Редакція «Подолянина» містилася поруч у будинку міської думи та міської управи (нині коледж будівництва, архітектури й дизайну). Отже, надаємо слово часопису за неділю від 17 (30) квітня 1911 року, який умістив із підзаголовками статтю «Драма на Новом бульваре».

«ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Вулиця БульварнаВ двенадцать с половиной часов ночи мы мирно работали в редакции, как вдруг раздались один за другим два сухих револьверных выстрела и через десять секунд ещё два.
Выстрелы были сделаны, казалось, очень близко от редакции.
Мы выбежали на улицу.
Как раз у ворот бульвара, что против городской управы, я встретила полную, среднего роста даму, в легком газовом шарфе, накинутом на голову, и рядом с ней девочку лет 11-13.
Дама с ужасом смотрела по направлению к ярко освещённому буфету и истерично повторяла: «Что будет теперь? Что будет? Он убил её!».
– Сударыня, что случилось?
– Он!.. Там… Убил…
Девочка держалась гораздо спокойнее, деловито объяснила:
– Он её застрелил и сам застрелился.

ВЕРОЯТНЫЕ СВИДЕТЕЛИ

Мимо пробежали на улицу, не­истово крича охрипшими голосами «Извозчик», двое юношей.
Несмотря на темноту, я видел, что один был в фуражке с зелёным околышем.
– Что случилось?
– Гимназист убил гимназистку против буфета, – бросил на ходу один из них.
Дама с девочкой поспешили по Бульварной улице вверх, и на углу у контрольной палаты к ним присо­единились барышня лет 17-18, гим­назист лет 15 и студент.

ПЕРЕПОЛОХ ОБЫВАТЕЛЕЙ

По улице с разных концов, не­смотря на довольно позднее время, бежали разбуженные выстрелами обыватели. Часть, видимо, собиралась уже ложиться спать, часть возвращалась из театра и гостей.

НА МЕСТЕ ДРАМЫ

На бульваре, как раз против буфета, на середине площадки, на которой обычно происходят гулянья, лежала пара тел.
Барышня в газовом шарфе на голове и жакете цвета кофе со сливками лежала и тихо стонала.
Одна туфля соскочила с ноги и лежала подле.
Голова её была вся залита кровью. Извозчик и полиция были уже на месте.
Несчастную усадили двое городовых на извозчика и тотчас повезли в больницу.
Когда её поднимали, было видно, что шарф и волосы были пропитаны алой кровью.
Юноша в гимназическом паль­-то, с потемневшим лицом, черноусый, лежал на левом боку, держа в забрызганной кровью руке револьвер.

КТО ОНИ?

Убитая оказалась известной в Ка­менце красавицей Марией Ис­томиной, гимназисткой восьмого класса частной гимназии Славутинской.
Вечером этого несчастного дня она была на опере «Жидовка» и на пути домой была застрелена.
Юноша оказался гимназистом восьмого класса здешней гимназии В.Адасовским.
Он тоже был в театре.

ВИД УБИЙЦЫ

Гимназист, очевидный автор и убийства, и самоубийства, был выше среднего роста, с смуглым ли­цом и небольшими чёрными уси­ками.
После выстрелов лицо у него стало ещё темнее, а около головы быстро образовалась лужа крови и слюны.
Пульс у него ещё бился. Его положили на с большим трудом найденного извозчика и отправили в больницу.
Что произошло между молодыми людьми перед роковым моментом – неизвестно.

ПОСЛЕДНИЕ СВЕДЕНИЯ

Выстрелы были сделаны из револьвера системы Смита и Вессона, заряженного пулями от револь­вера Браунинга.
Никаких записок не было найдено.
У девушки пуля вошла в левый глаз, благодаря чему последовало обильное кровоизлияние.
Доставленная в земскую больницу, она ещё дышала, но умерла приблизительно через три минуты, несмотря на сделанное впрыскивание камфары.
У несчастного молодого человека пуля вошла в правый висок и вышла в левой верхней части головы, за ухом.
Как и Мария Истомина, само­убийца умер, не приходя в сознание, по дороге в больницу.
После следствия, произведенного товарищем прокурора, тела обоих жертв кровавой драмы были отданы родителям».

ЩО ДАЛІ?

Марія Заньковецька - тітка кам’янчанина Всеволода АдасовськогоГазета і далі слідкувала за роз­витком подій. 19 квітня, у вівторок (у понеділок «Подолянин» не виходив), у розділі місцевої хроніки вміщено інформацію про похорон Марії Істоміної:
«18 апреля после заупокойной литургии, которую совершал преосвященный Серафим в сослужении священников А.Разумовского, Н.Курчинского и Н.Гадзинского, состоялся вынос тела Марии Истоминой из Александро-Невской церкви на кладбище.
Преосвященный Серафим, перед вывозом тела из церкви, произ­нес прочувствованную речь, в ко­торой упомянул, что право живота и смерти принадлежат лишь Богу и что современные родители в деле воспитания детей мало проводят нравственные принципы христианства.
За гробом шли отец, сёстры и брат усопшей, начальник губернии камергер Александр Александрович Эйлер, вице-губернатор, церемониймейстер граф Алексей Николаевич Игнатьев, управляющий контрольной палатой действительный тайный советник Михаил Павлович Алмазов, много друзей, знакомых и просто любопытных. На кладбище на могиле многие из присутствовавших плакали. В могилу был положен венок из живых цветов с надписью: «Дорогой дочери и сестре от родителей, сестры и брата».
На возложенных венках были сделаны надписи:
«Милая Муся, родные тебя не забудут»;
«От учителей и учительниц без­временно погибшей Мусе»;
«Дохнула буря, цвет прекрасный увял на утренней заре. Елизавета, Константин, Маня и Котя»;
«Уважаемой Марии Евстафьевне от администрации Каменецкого винного склада и его рабочих»;
«Дорогой незабвенной Мусе от любящих её Губенштрейтов и Ляпустиных»;
«Дорогой Мусе от третьего класса»;
«Дорогой дочери и сестре от родителей, сестры и брата»;
«С первых же шагов с чела её сорваны и растоптаны в прах рос­кошные цветы»;
«Молодой жизни, прекрасной М.Е.Истоминой, безвременно погибшей» и «Дорогой Мусе от акцизной семьи».
Гроб несли на руках до квартиры покойной; по дороге к кладбищу было сделано до шести остановок печального шествия для служения литии с чтением заупокойных евангелий».
Далі місцева хроніка повідомляє і про долю тіла Адасовського:
Костянтин Костянтинович Адасовський - дідусь кам’янчанина Всеволода Адасовського«Вчера в шесть часов вечера состоялся вынос в кладбищенскую церковь тела воспитанника Каменец-Подольской мужской гимназии В.Адасовского. Участвовали: протоиерей отец Якубович, законоучитель гимназии и священники Н.Курчинский, А.Разумовский и И.Белостоцкий с диаконом Н.Харьковым. Пел хор гимназистов. В процессии приняли участие родные и знакомые покойного. Было заметно отсутствие городской знати и преподавателей гимназии. Гроб несли товарищи и брат покойного, офицер. Чем ближе к кладбищу, толпа увеличивалась. Тело покойного на ночь внесено в кладбищенскую церковь. Отпевание состоится сегодня после общей заупокойной литургии.
Тело будет предано земле на пра­вославном кладбище. На гроб были возложены венки с надписями:
«Другу детства от Мани»;
«Дорогому племяннику и брату»;
«От учеников восьмого класса дорогому товарищу»;
«От знакомых. Не забудем. Дорогому Воле»;
«Дорогому сыну от матери»;
«Волечке от семьи Ус»;
«От Нины, Вари и Бори дорогому Волечке».
20 квітня, в середу, «Подолянин» повідомляє:
«Сегодня в четыре часа дня состоится погребение трагически погибшего ученика восьмого класса местной гимназии В.Адасовско­го, тело коего покоится в местной кладбищенской церкви».
Але стався несподіваний поворот, тож часопис 21 квітня, в четвер, сповістив читачів:
«Предполагавшееся вчера предание земле тела трагически погибшего В.Адасовского на Каменец-Подольском православном кладбище, по желанию сестры приехавшей из города Петербурга госпожи Волик, матери и братьев не состоялось.
Вчера в четыре часа по полудни была отслужена панихида, и тело в металлическом гробу помещено временно на кладбище в часовне, выстроенной на могиле преосвященного Иосифа.
Сегодня гроб с телом покойного будет отправлен в село Заньки Черниговской губернии, в имение знаменитой украинской артистки Марии Константиновны Заньковец­кой-Адасовской.
Госпожой Волик привезено из Петербурга и возложено на гроб два венка с надписями: «Дорогому брату», «Дорогому дяде». Был так­же возложен венок из живых цветов от неизвестного лица.
На панихиде было заметно отсутствие товарищей».
Низку матеріалів, пов’язаних з Адасовським, умістив «Подолянин» і наступного числа, що вийшов у п’ятницю, 22 квітня. По-перше, в місцевій хроніці подано замітку про зникнення револьвера:
«18 апреля на Новом плане из квартиры госпожи Адасовской исчез револьвер системы Браунинг, калибр 7,75 №13 с клеймом офицерской стрелковой школы и две обоймы патронов. Револьвер принадлежал штабс-ротмистру Б.А.Ада­совскому».
По-друге, газета опублікувала два листи в редакцію:

«I.

Многоуважаемый государь, гос­подин редактор!
Позвольте через посредство Вашей уважаемой газеты принести искреннюю благодарность всем
лицам, почтившим память трагически погибшего нашего сына и брата В.А.Адасовского.
Семья покойного.

II.

Многоуважаемый государь, господин редактор!
В номерах 59 и 60 «Подольских известий» помещены неверные сведение о нашем покойном брате. Желая восстановить истину, просим напечатать в Вашей уважаемой газете следующее:
Предположение, что покойный
В.Адасовский таил месть и собирался с заранее обдуманным намерением убить М.Истомину является злым вымыслом, Доказательствами могут служить следующие факты. 13-го апреля М.Истомина гуляла вместе с В.Адасовским на бульваре; 14-го она провела в нашей семье. После полуночи она ушла домой в сопровождении покойного брата. Из этого видно, что если бы у него было преднамерен­ное желание убить М.Истомину, то привести в исполнение представилось много случаев.
В роковой день В.Адасовский готовился к предстоящим экзаменам до последнего момента выхода из дома. Уходя, он оставил открытым учебник космографии; последний факт известен полиции, прибывшей после несчастия. Вышел В.Ада­совский из дома в шесть часов вечера в хорошем настроении.
В газете «Подольские извес­тия» сообщалось также, что покойному брату было отказано от дома. Утверждаем, что В.Адасовский бывал в доме Истоминых до последнего времени; между прочим, был 13-го числа, когда он якобы собирался убить М.Истомину, на гулянье. Как раз в тот день М.Истомина была на гулянии вместе с В.Адасовским, с которым потом была и в иллюзионе.
Братья и сестра покойного Н.Волик, В.Адасовский».
Завершення сталося 23 квітня, в суботу. «Подолянин» на першій сторінці, на відкриття номера, подав подяку:
«Мария Фёдоровна и Евстафий Константинович Истомины приносят глубокую благодарность всем почтившим память горячо люби­­-мой дочери их Муси, скончавшейся
17-го сего апреля».

ДЕЩО ПРО ІСТОМІНИХ ТА АДАСОВСЬКИХ

Спочатку про батька Марії Істоміної. Євстафій Костянти­нович Істомін був дійсним статським радником, керівником Кам’янець-Подільського губернського акцизного управління, яке розміщувалося на Бульварній вулиці. Мешкав він у будинку Земічковської на тій же Бульварній вулиці. Крім того, Євстафій Костянтинович був уповноваженим Подільського відділення пік­лування про сліпих імператриці Марії Олександрівни.
Дані про Адасовських вдалося знайти у першому томі «Малороссийского родословника» Вадима Модзалевського, виданого в Києві 1908 року (за три роки до трагедії в Кам’янці-Подільсь­кому).
У довіднику вказано п’ять братів Адасовських: Костянтин (народився 1876 року), Борис (народився 1881 року), Антон (народився 1883 року), Володимир (народився 1887 року) і Всеволод (народився 1891 року) та сестра Наталія (народилася 1885 року). Тепер зрозуміло, що застрелився 20-річний Всеволод, якого рідні та друзі називали Волею, братом-офіцером був Борис, лист до редакції підписав брат Володимир, з Петербурга приїхала сестра Наталія (у заміжжі Волик). До речі, брати Антон та Володимир закінчили Кам’янець-Подільську гімназію: перший 1904 року, а другий – 1906 року. На обох є особові справи в Державному архіві Хмельницької області.
Батько п’ятьох братів і сестри, Олександр Костянтинович Адасовський, народився 6 квітня 1848 року, а його рідна сестра Марія Костянтинівна Адасовська (на сцені – Заньковецька) з’явилася на світ 23 липня (за старим стилем) 1854 року в селі Заньки (звідси і псевдонім). Батьками Олександра та Марії, а отже дідом Всеволода Адасовського, що застрелився 1911 року, були Костянтин Костянтинович та Марія Василівна Адасовські (дівоче прізвище останньої – Нефедова).