Четвер, 02 Грудня 2021 р.
21 Грудня 2018

ПЕЧАТЬ И НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ

26 грудня сучасному «Подолянину» виповниться 26 років. Його попередником був «Подолянин», заснований радою Подільської спілки російських націоналістів, перший номер якого побачив світ 14 (27) вересня 1910 року. Сьогодні нам зовсім чужа ідея російського націоналізму, та все ж цікаво глянути на перший номер того «Подолянина». У Кам’янці-Подільському не збереглися номери газети за 1910 рік, але, на щастя, фотокопії всіх 88 чисел «Подолянина» за 1910 рік прислала із Санкт-Петербурга художник-дизайнер Марія Невєрова. Перший номер відкривають три програмні статті: голови Подільської спілки російських націоналістів Івана Раковича (1863-1920), редактора «Подолянина» Бориса Плеського (1872 – після 1917) та публіциста Анатолія Савенка (1874-1922). Наведемо останню як історичний документ мовою оригіналу.

Зліва направо: Анатолій Савенко, Яків Офросімов та Іван Ракович, 1909 рікДля того, чтобы создать среди масс населения известные настроения и движение, необходимы три вещи: во-первых, пропаганда, во-вторых, пропаганда, и в-третьих, тоже пропаганда. Громадное большинство представителей так называемого общества не имеет собственных убеждений, выстраданных томлениями и муками ума и серд­ца, а живет настроениями, которые создаются модой и газетой. И как модами в области нарядов дирижируют парижские портнихи, так модой в области политической жизни повелевает союз еврейской печати. В одной еврейской газете я вычитал следующее замечание: «Говорите настойчиво про бельведерско­-го Аполлона, что он похож на лысого паралитика, и поверьте, что найдутся ценители, которые уве­рятся в сходстве». Это евреи отлично понимают. Вот почему они не останавливаются ни перед какими жертвами в настойчивом стремлении овладеть печатью всего мира. В значительной степени они уже достигли этого и ныне повелевают «общественным мнением», которое служит главнейшим фактором политической жизни народов. Это особенно рельефно сказы­вается у нас. Под влиянием настойчивой и крикливой пропаганды «освободительной» печати у нас множество русских людей поносят и предают всё родное и служат врагам родины, и сколько бы у нас ни говорили о наступившем успокоении после пронесшейся революционно-­анархистской бури, нужно помнить одно: что до тех пор, пока в стране господствует еврейско-­«освободительная» печать, проч­ное улучшение положения не­возможно. Здесь мы наталкиваемся на громадной важности социально-политический вопрос, в котором у нас совершенно не разбираются.

Говорят, «причиной революционного движения является недовольство населения». А отсюда делается вывод: «чтобы подавить революционное движение, необходимо уничтожить недовольство населения». Но это – глубочайшее и прискорбное заблуждение. Оно привело нас к решению бороться с революционным движением путем уступок требованиям его. Этим мы недовольных хотели сделать довольными.

В действительности, однако, получилось нечто прямо противоположное: чем более власть уступала бунту, тем более бунт разгорался. И наоборот, волна бунта стала понижаться и падать после того, как власть прекратила уступки и вооружилась твёрдостью. Дело в том, что настойчивая и умелая пропаганда может даже благоденствующее население возбудить и натравить на власть. Всё в пропаганде. Даже после прекращения уступок бунту у нас борьба с революционным движением но­сила симптоматический характер, то есть боролись с симптомами движения, с его внешними проявлениями, а не с причинами его. Между тем известно, что единственным радикальным лечением болезни является такое лечение, при котором уби­ваются бактерии, вызывающие болезнь. Такими бактериями, вызывающими общественно-­политическую лихорадку, тяжелую и опасную, являются «освободительные» газеты, беспре­рывно разливающие по стране ложь и отраву. Сюда должны быть направлены сани­тарно-политические усилия власти и лучших сил общества. Но как же бороться с революционными газетами? Неужели надо закрывать их? Что ж, в периоды острых движений закрытие газет – прекрасное целебное средство. Это средство с громадным успехом испытал Наполеон I, который подавил великую французскую революцию главным образом тем, что закрыл все газеты. Не подлежит сомнению, что если бы в 1905 году у нас были закрыты все революционные газеты, никакой революции у нас не было бы. Но, разумеется, это – крайнее средство. В нормальное время с революционной пропагандой надо бороться иными средствами, а именно: контрпропагандой. Для этого революционным газетам по всей России должны быть противопоставлены газеты национально-патриотического направления. Только такая борьба с революционной пропагандой может быть вполне успешна, ибо одни полицейско-административные меры, как они не необходимы, не могут убить идей, хотя бы это были совершенно ложные идеи. Никакая власть не в силах запретить существование ложных идей: борьба здесь должна основываться не на запрете, а на разоблачении. Вот высокая задача для честной русской печати – разоблачать революционную ложь.

Всё, что является основой общественной и политической жизни христианских народов, служит предметом яростной травли и клеветы со стороны еврейско-«освободительной» печати. Изо дня в день миллионы газетных листов вбивают в головы людей, что религия, патриотизм, национализм – это остатки варварского состояния народов, которые надо стирать и уничтожать во имя культуры и цивилизации. В настоящее время главные усилия инородческо-революционного лагеря направлены против русского национального движения. «Освободителей» страшит рост рус­ского самосознания, и они борются с этим движением со всей энергией, на какую только способна страстная ненависть. Пат­риотическая печать должна изо дня в день вести националистическую пропаганду. Увы, в России идеи национализма требуют защиты, требуют оправдания.

У нас надо ещё доказывать, что законы жизни не только позволительны, но и обязательны. Ста­ро как мир положение, что вне национализма нет здоровой жизни народа, как нет и творчества, ибо всякое творчество самобытно. Давно установлен исторический закон, что только те народы и государства сильны и здоровы – физически и духовно – которые живут строго национальной жизнью. Таковы были в древности Греция и Рим, таковы теперь Англия и Германия. И наоборот, как только государства переставали быть национальными, они быстро клонились к упадку и гибели. Отчего это происходило? Отчего гений народа покидает его, как только народ перестает быть верным себе? Современная нау­ка на этот вопрос дает исчерпы­вающий ответ. Природа дан­ного народа, вся совокупность его физических и духовных особенностей, – это то, что накоп­ляется в течение многих тыся­челетий, путём жизни и деятельности и огромного множества преемственно сменяющих друг друга поколений. Эти приобретения народа, эти его особенности – непреложный закон жизни для каждого данного народа. Только верность этому закону награждается для народа и здоровым ростом его жизни, и всяческими успехами. И наоборот, природа не потерпит нарушения народом законов жизни. Измену со стороны народа законам национальной жизни она карает неумолимо и страшно – вырождением народа. Именно таким вырождением природа покарала древних греков и римлян…

Бороться за неприкосновенность национальных особенностей, беречь чистоту души народа, – вот высокая задача для национальной печати… Мы должны разоблачать ложь и фальшь «освободительной» проповеди. По существу, это не трудно: ведь инородцы ведут борьбу только против русского национализ­ма. Национализма вообще они не отрицают, и все наши воинствующие инородцы – евреи, поляки, грузины, латыши, армяне и так далее – до мозга костей националисты, а евреи и поля­-ки – прямо фанатики национализма. Раз это так, то позвольте же, господа инородцы, и нам – русским быть националиста­ми, любить родину, служить ей, охранять её интересы и достоинство. Это наш священный долг, и мы его исполним.

Мы не отнимаем у инородцев ничего, что принадлежит им по праву и справедливости, мы чужды шовинизма, он нашей натуре не свойственен, но мы не позволим никому расхищать и наше национальное достояние, покушаться на нас.

Анатолий САВЕНКО.